Деменция — эпидемия XXI века. Что это за болезнь?

3 августа
1 049 907
43

Сегодня в мире живут 52 миллиона человек с деменцией, и почти 8 миллионов случаев заболевания выявляют каждый год. По оценке Всемирной организации здравоохранения, к 2050 году число людей с деменцией приблизится к 150 миллионам. В чем причина такого роста случаев приобретенного слабоумия? Можно ли с этим что-то сделать? Какие факторы риска существуют и можно ли их избежать? На эти вопросы пытаются ответить ученые в новом обзорном исследовании медицинского журнала Lancet. По их оценке, при соблюдении ряда превентивных мер вероятность деменции возможно понизить на 40%.

Рассказываем, что удалось выяснить ученым и можно ли остановить болезнь.

Обыватели зачастую неверно называют деменцию — которая чаще всего вызывается болезнью Альцгеймера — «старческим маразмом или слабоумием», полагая, что это одно из естественных последствий старения. На деле это не так. Да, каждый десятый житель нашей планеты в своей жизни может столкнуться с ней, а после 85 лет — каждый третий. Тем не менее тот факт, что как минимум половина лиц даже очень преклонного возраста (старше 85 лет) не страдают от деградации мышления, означает, что она вовсе не является «естественным» результатом прожитых лет. К сожалению, никакого лекарства от нее нет, но определенно есть профилактика.

Почему у одних развивается деменция, а у других — нет? На этот вопрос наука пока не дает точного ответа.

Начнем с определения: деменция — это приобретенное слабоумие, проявляющееся у ранее здорового человека. Среди ее симптомов — устойчивое снижение когнитивных способностей с утратой части ранее имевшихся знаний и навыков. На поздних стадиях теряется способность ориентироваться в пространстве, возникают трудности с речью и пониманием сложных идей.

Деменция — зонтичный термин, объединяющий сразу несколько видов болезней со сходными симптомами и конечными результатами. В 70% случаев ее причина — болезнь Альцгеймера, в ряде остальных — деменция с тельцами Леви и сосудистая деменция.

Один из характерных признаков болезни Альцгеймера — относительно крупные отложения в головном мозгу, так называемые амилоидные бляшки, состоящие из скоплений пептида бета-амилоида (считается, что именно они приводят к нарушению работа головного мозга при Альцгеймере). Молекулы этого пептида накапливаются в местах контактов нейронов, при этом как именно скопления бета-амилоидов ведут к деградации функций мозга, до сих пор не ясно.

Неустранимые факторы риска

Почти две трети страдающих от деменции — женщины, следует из данных Ассоциации изучения болезни Альцгеймера (США). У мужчин вероятность развития болезни ниже, даже с поправкой на меньшую продолжительность жизни. Более того, женщины переносят деменцию в более тяжелых формах, чем противоположный пол, — они быстрее теряют память и когнитивные способности. Почему так — решительно неизвестно.

В 2018 году американские исследователи изучили данные 14 595 женщин и обнаружили, что те из них, у кого было трое и более детей, имели как минимум на 12% меньшую вероятность деменции, чем их сверстницы с одним ребенком. Причем зависимость сохранялась даже после учета всех возможных поправок — например, влияния лишнего веса и наличия истории инсультов (оба фактора повышают риск деменции).

У многодетных женщин ниже число амилоидных бляшек в мозгу (как мы отмечали выше, их считают основной причиной болезни Альцгеймера), а значит, за низкой вероятностью начала деменции тут стоят физиологические факторы. Но почему у женщин с тремя и более детьми ниже вероятность наличия таких бляшек — на сегодня неясно. Вероятно, дело в гормональной перестройке организма женщины под воздействием беременности и материнства: она может иметь «накапливающийся» характер. Судя по эмпирическим данным из двух приведенных выше работ, чем больше времени женщина провела в таком состоянии за свою жизнь, тем ниже вероятность образования у нее амилоидных бляшек.

Влияние детности на вероятность деменции продолжает изучаться, но это действительно может быть частью ответа на вопрос о том, почему число людей с деменцией в последние десятки лет растет. Так, всего тридцать лет назад среднее число детей, приходящихся на одну женщину, в мире было более трех. Сегодня этот показать ниже 2,5 и продолжает стремительно падать. Особенно сильно это проявляется в развитых странах: например, в Южной Корее он упал ниже единицы.

При этом релевантных исследований и статистики по бездетным женщинам в науке сейчас нет. Возможно, это связано с тем, что вероятность деменции повышается с возрастом, а бездетные женщины имеют меньшую продолжительность жизни, чем рожавшие.

Три новых устранимых фактора риска

На протяжении многих лет научное сообщество пытается выяснить, что именно повышает шансы на деменцию и насколько. До сих пор было известно только девять устранимых факторов такого рода (о них ниже) — а новая обзорная работа в Lancet обращает внимание на три новых, ранее неизвестных управляемых фактора риска. С них и начнем.

Первый и наиболее неоднозначный из таких новых факторов — потребление алкоголя. Согласно данным, собранным во Франции на выборке в десятки тысяч человек, лица с явно избыточным потреблением алкоголя повышали свой риск наступления деменции в 3,36 раза для мужчин и в 3,34 раза для женщин. Следует отметить, что здесь речь идет о госпитализированных в связи с иными болезнями, вызванными употреблением алкоголя (цирроз и тому подобное), — то есть о лицах, весьма сильно пьющих.

Большинство людей пьет гораздо меньше. В среднем алкоголь, как отмечает Lancet, повышает вероятность деменции на 20% — и только у тех, кто пьет более 210 миллилитров чистого алкоголя в неделю (примерно 525 миллилитров коньяка). Это не означает, что люди, пьющие больше этого «магического порога», автоматически получают повышенный риск деменции: негативный эффект от алкоголя накапливается, и те, кто пьет много и регулярно, подвергаются большему риску, чем те, кто выпивает время от времени.

При этом в научной работе австралийских авторов в журнале Current Clinical Pharmacology, вошедшей в обзорную статью Lancet, приводятся другие — неожиданные — результаты влияния алкоголя на деменцию: ученые отмечают, что у лиц, умеренно потребляющих алкоголь (меньше указанной выше нормы), на 28% меньше вероятность развития болезни Альцгеймера, чем у непьющих, а деменции в целом — на 26%. Результат до такой степени неординарный, что авторы в Current Clinical Pharmacology посчитали нужным предупредить: «[Пока] недостаточно данных, чтобы рекомендовать непьющим начать прием алкоголя с целью защиты от деменции».

Любая рекомендация такого рода может появиться только после массы дополнительных тщательных исследований вопроса, которые пока никто не спешит проводить.

Второй новый фактор риска — серьезная травма головы (например, сотрясение мозга) в пожилом возрасте. Значение травм такого рода выявила также разбираемая в Lancet статья канадских ученых. Среди пожилых канадцев, перенесших травму, в среднем через четыре года в каждом шестом случае развивалась деменция. Это почти вдвое выше среднего риска для анализируемой группы. Здесь профилактика проста: следует беречь голову от травм, особенно если вам за 60.

В случае если уберечься не удалось, то, как отмечают канадские исследователи, стоит принимать статины. Эти препараты, по всей видимости, снижают остроту воспалительных реакций в головному мозгу после травм. По крайне мере, у тех лиц с сотрясениями, что их принимали, деменция наступала на 13% реже, чем у тех, кто получил травму головы, но не принимал статины.

Третий новый фактор, увеличивающий вероятность деменции, — загрязнение воздуха. Опаснее всего здесь оказалась такая банальная угроза, как горящая древесина. Как показало исследование ситуации в Швеции, та четверть населения, что жила в районах с максимальным сжиганием дров — некоторые районы этой страны не газифицированы и широко используют дрова для отопления и готовки, — имеет риск деменции на 74% выше среднего по их региону.

Впрочем, выхлопные газы от автомобилей отстали от дров ненамного. Та четверть исследованного населения, что жила в районах с максимальной концентрацией выхлопных газов в воздухе, показала рост вероятности деменции на 66%, что на две трети выше среднего по популяции.

Впрочем, надо признать, что авторы Lancet называют этот фактор риска «управляемым» не с точки зрения отдельного гражданина, а с позиции медицинских властей. Понятно, что средний житель Владивостока (540 автомобилей на тысячу человек) вдыхает больше выхлопных газов, чем средний москвич (293 автомобиля на тысячу человек). А если бы не меры по затруднению ввоза б/у авто, то разница была бы еще выше. Но люди выбирают место жительства не за чистоту воздуха: большее значение имеют другие факторы.

Повлиять же на чистоту воздуха в том или ином населенном пункте в развитых государствах может только политика их властей (вроде вытеснения ДВС-мобилей из центров городов в ряде западных стран) или, в остальных частях мира, время. Ведь уровень выхлопов от среднего авто в последние десятки лет заметно снижается.

Что же можем сделать мы сами, чтобы изменить ситуацию? Водителям стоит почаще ездить с включенным кондиционером. Как показывает научная работа другой группы исследователей (из США), за счет охлаждения воздуха даже при открытом воздушном контуре он резко снижает концентрацию загрязняющих его микрочастиц. Эффект довольно значительный — снижение загрязнения составляет 20−34% (в зависимости от загрязненности наружного воздуха).

Ранее известные: девять рисков деменции

В обзоре Lancet также рассматриваются ранее известные факторы риска и приводятся данные о том, насколько каждый из них увеличивает вероятность развития деменции.

Один из важнейших факторов — нехватка образования. Особенно этот фактор влияет на развитие ранней деменции (у людей в возрасте до 45 лет), риск которой для лиц без высшего и законченного среднего образования выше на 60%. Впрочем, вопрос о том, почему умственная активность снижает шансы на деменцию, также до конца не исследован.

Нарушения слуха. Люди с нарушением слуха в возрасте от 45 до 65 лет на 90% чаще остальных становятся жертвой деменции. Научному миру также неизвестна эта связь, но авторы Lancet рекомендуют людям, входящим в зону риска, использовать слуховые аппараты.

Гипертония и ожирение повышают риск деменции на 60% (проценты не складываются, то есть если у человека есть и то и другое, рост не будет двукратным или более). Рекомендации здесь тоже несложные: следить за систолическим давлением и не давать ему уходить за отметку в 130. В случае ожирения — стремиться к потере веса.

После 65 лет главными «ускорителями» деменции выступают депрессия (поднимает вероятность деменции на 90%), курение (на 60%) и социальная изоляция (тоже на 60%). Опять-таки, эти факторы не складываются напрямую. Диабет поднимает риск «болезни века» на 50%. А недостаток физической активности — менее 30 минут активного перемещения, физической работы или упражнений в сутки — на 40%.

Совокупный эффект

Итак, риск развития деменции выше для горожан, чем для сельских жителей (если им не приходится регулярно контактировать с горящей древесиной), значительнее для тех, кто ушел из школы после девяти классов, курит, злоупотребляет алкоголем, подвержен депрессии, имеет лишний вес и не проявляет физическую и социальную активность.

Но это не типовой вывод уровня «лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным»: следить за нашими привычками, состоянием тела и сознания все же вполне по силам среднему человеку.

Безусловно, исключение всех двенадцати «управляемых» факторов риска не гарантирует стопроцентный иммунитет от болезни, но это снижает вероятность: авторы Lancet, исследовав все вышеобозначенные факторы риска, пришли к выводу, что лица, исключившие сразу все риски, получают такой диагноз на 39,7% реже, чем их сверстники.

3 августа
1 049 907
43